В Польше с страхом ожидают, какие еще документы отыщет Владимир Путин в архивах России

В Польше с страхом ожидают, какие еще документы отыщет Владимир Путин в архивах России
Пост опубликован: 10.01.2020

В прошедшем российский лидер при упоминании западных государств, виноватых в разработке ситуации, которая привела к войне, особенного внимания Польше не уделял. Однако Польша тут далековато не основная, лишь Варшава решила откомментировать историческую справку Владимира Путина, с которой он выступил во время встречи СНГ в Санкт-Петербурге. Резкую оценку действий польского управления накануне 2-ой мировой войны глава Российской Федерации повторил еще пару раз во время остальных официальных выступлений. Непременно, все это соединено с кампанией ликвидации памятников русским воякам в Польше, также с подготовкой к 75-й годовщине Победы во Второй мировой войне.

С подходящим заявлением выступило и Министерство иностранных дел Польши. Интересно, что в главной собственной части ответ Варшавы не опровергает исторических фактов, приведенных Владимиром Путиным, а содержит чувственные оценки различных исторических периодов, также тех, которых в собственной речи глава Российской Федерации не касался.
Польская сторона в принципе не комментирует участие Варшавы в разделе Чехословакии 1938 года, зато интенсивно припоминает про репрессии 1937 года в отношении польского меньшинства в СССР.
Да, эти трагические действия, непременно, часть сталинских гонений, но в этом случае они были проведены против русских людей, и признавать их действиями против польского страны лишено смысла. Трудности государственных меньшинств в СССР никак не соединены с межгосударственными отношениями. Обосновать связь этих катастрофических событий с злостью Польши против Чехословакии в принципе никак не выходит.
Дальше польский Министерство иностранных дел перебежал к теме выселения этнических поляков русскими руководством после начала войны. Однако ассоциировать переселение людей и выдворение народов в СССР с последовательным геноцидом, которые осуществляются нацистской ФРГ, никому из историков даже в голову не приходит. Тем более, когда читаем далее про послевоенные преследования инакомыслящих в Польше. К слову, глава Российской Федерации в собственной речи отдал достаточно конкретную отрицательную оценку этого нюанса новой российской истории. Польский Министерство иностранных дел же отвечает на тезисы, которых в выступлении Владимира Путина просто не было.
В обращении Министерство иностранных дел Польши есть только два момента на самом деле и содержанию выступления Владимира Путина. 1-ый — подразумеваемая готовность к взаимодействию советского управления с Третьим рейхом. Министерство иностранных дел Польши заявляет, что определенные контакты, которые потом привели к популярному соглашению Риббентропа — Молотова 23 августа 1939 года, были еще весной; посол СССР Алексей Мерекалов будто бы в апреле высказывал предложение германскому управлению политическое взаимодействие меж государствами. Поэтому вправду стоит опубликовать календарь контактов и договоров с Берлином в довоенные годы.

2-ой момент: положение дел на 17 сентября 1939 года — момент пересечения польско-русской границы Красноватой армией. В Польше доминирует риторика про злость СССР, в Российской Федерации быстрее готовы утверждать, что в данный момент Польша была уже упавшим страной, а ее управление находилось в процессе эвакуировании из государства. Этот вопрос стоит обсуждать и проводить расследование с различных точек зрения. С законодательной — как Польша 17 сентября являлась субъектом интернационального права, и кто законно представлял ее интересы. С политической — была ли угроза физического ликвидации части жителей ее восточных областей (в частности, еврейского), если эти территории попали бы под захват Третьего рейха. С геостратегической — как это решение советского управления было соединено с попыткой защиты безопасности СССР методом отодвигания границы на запад.

На все эти вопросы, так же как и на вопросы о природе польского антисемитизма и русофобии довоенной Польши, должны ответить исследования проф историков. У России есть свои архивы, у Польши — остальные документы. Единственный выход: восстановление работы Российско-польской группы по трудным вопросам, в состав которой вошли научные работники и историки обеих государств. Группа была учреждена в конечном итоге соглашений, достигнутых во время приезда Владимира Путина в Польшу в 2002 году, но настоящие деяния интенсивно осуществила лишь после 2008 года, опубликовав несколько принципиальных научных трудов — плодов коллективной работы польских и российских академиков. После 2014 года работа группы фактически приостановлена, большая часть польских научных работников уже отказалось от работы в ее составе — не поэтому, что обсуждать с российской стороной нечего, а потому, что курирующее ее активность Министерство иностранных дел закончило всякую поддержку, ну и историческая политика сегодняшнего кабинета министров совершенно не содействует общению научных работников.

К слову, в обращении польского Министерства иностранных дел говорится про надобность активизации группы, но никаких шагов в данном направлении не предпринимается. Полностью обоснованно об этом напомнила уполномоченное лицо Министерство иностранных дел России Мария Захарова.
Общения на межгосударственном уровне, скорее всего, в принципе в скором времени не будет. В выступлениях Владимира Путина на польскую историческую тему прозвучали по меньшей мере три момента, которые вызывают чувствительную реакцию польских властей. 1-ый — бесспорный факт, что довоенная Польша вела безграмотную и некомпитентную международную политику, которая в конечном итоге привела к страхам 2-ой мировой войны. Современная антироссийская политика Варшавы чрезвычайно припоминает тогдашнюю антисоветскую; возможно, что польские элиты наступают на одни и те же грабли. 2-ой — политическая идентичность режима Ярослава Качиньского и его партии основана на традиции своевластного режима, который существовал с 1926 по 1939 год. Неважно какая критика политики этого периода воспринимается как удар по исторической правомочности сегодняшнего управления. 3-ий — болезненная точка антисемитизма, в особенности в критериях давления американских еврейских компаний по теме реституции собственности.
Кроме сообщения Министерства иностранных дел Польши, из-за церковных праздничков пока политических обсуждений на тему выступлений главу Российской Федерации нет. Непременно, бурное обсуждение начнется после Нового года. Вероятно, проектировщики польской исторической политики пока рассуждают, как проявлять реакцию. И с страхом думают про то, какие еще достойные внимания документы может найти в российских архивах Владимир Путин.
Матеуш Пискорский